Marina Trubitskaya (gelievna) wrote,
Marina Trubitskaya
gelievna

Телеведущая программы по поиску людей узнала, что сама была удочерена

 29 марта 2016
Анжела ИВОЙЛОВА, Александр ЩЕРБАКОВ

Наталья обратилась в «Комсомолку», чтобы найти свою настоящую маму.

Фото: Мария АНАНОВА

Наталья Кечина просит помощи в поиске родной мамы [фото, аудио]

Журналиста Наталью Кечину хорошо знают в Красноярске и далеко за его пределами. Долгие годы она вела на телеканале «ТВК» программу «Мы встретимся», помогала людям найти своих потерянных родных. Наталья даже не подозревала, что по невероятному стечению обстоятельств повторит судьбу героев собственных сюжетов.
Наташа узнала, что ее удочерили. Совсем маленькой, в три месяца.
Каково это – рассказать в эфире сотни таких историй, а потом узнать, что у тебя самой было другое имя, другие родители? Что ты – не ты, а совсем другой человек?


Это самая ранняя фотография Натальи, сохранившаяся в их семье. Фото: из личного архива Натальи КЕЧИНОЙ

Наталья обратилась в «Комсомольскую правду», чтобы теперь найти свою маму.
Пришло время узнать?
Всегда уверенная в себе и предельно спокойная… сейчас же у Натальи дрожит голос. Шокирующую для себя новость она узнала буквально несколько дней назад:
- Мне позвонила двоюродная сестра с Урала, откуда все мои родственники, - рассказывает Наташа. - Шел обычный разговор. Потом… назовите это как хотите. Озарение, судьба, вспышка. Я не знаю. Словно пришло время, щелкнула какая-то стрелка. Ни с того ни с сего я спросила, буквально: «Таня, а я родная своим родителям?». Сестра замолчала, она тоже была шокирована. А потом тихо ответила: «Нет…».
Наталья опешила. Не отняла трубки только потому, что не поверила услышанному. Но сестра заторопилась объяснять: «Ты всегда была нам как родная, мы считали тебя своей… любили… и все удивлялись, как ты у нас, самая умная!».
Не роддом, а дом малютки
Сказать, что Наталья пережила шок, слишком мало. Сутки не могла спать, ни с кем не говорила. То вспоминала свое детство, то внезапно в памяти проносились герои ее журналистских программ.
- Я ведь чужой себя никогда не чувствовала. Наоборот, была единственным и обожаемым ребенком у родителей. Даже похожа на них - внешне и по характеру. Хотя были несостыковки… Но это сейчас я вспоминаю о них, тогда же не обращала внимания.



Согласно свидетельству о рождении, Наталья родилась в Серове. Хотя видно, что хотели вписать Краснотурьинск, откуда ее приемные родители, но затем перечеркнули.

К примеру, моя семья родом из Краснотурьинска Свердловской области, а у меня в свидетельстве указано другое место рождения: Серов. Я спрашивала маму, почему так, она объясняла, что единственный роддом в Краснотурьинске закрылся на ремонт, и ее повезли рожать в ближайший, который и оказался в Серове. Вроде все логично, но теперь-то я понимаю, что это неправда. В Серове, как выяснилось, был дом малютки. Оттуда меня и забрали. Потом я знаю, что бирочки, которые крепят на руку новорожденного, в каждой семье хранятся как самое святое, драгоценность. У нас моей бирки не было. Мама говорила, что она потерялась при переезде в Ачинск. Но даже тогда меня это удивляло: мама, такая педантичная, бережно хранила все документы, даже квитанции об уплате коммунальных платежей за многие годы… а тут потеряла бирку? Теперь-то я понимаю, что ее и не было. Вот так по крупицам и сложился паззл.
Первым делом успокаивала дочек: вы родные!
Почему же приемные родители не рассказали Наталье правду?
- Я не знаю, они давно умерли, спросить не у кого. Может, боялись, что откажусь от них, может, даже ревновали, думали, что начну искать настоящих родителей, найду и вдруг уеду к ним. Мне кажется, хотя бы перед смертью они могли мне открыться. Но моя старшая дочь Алиса, как ни странно, другого мнения. Говорит мне: «Мама, ну ты сама подумай. Бабушка, умирая, понимала, что тебе и так тяжело, а тут еще сказать, что ты не родная? Зачем? Чтобы добить тебя?» Конечно, она права.
Кстати, дети были первыми, с кем Наталья поделилась новостью.
- Я плакала, и твердила дочерям: знайте, вас родила я, вы не чужие!
Она признается: на родителей все же немного обижается.
- Какая насмешка судьбы! Сколько раз я говорила героям программы «Мы встретимся», что главное – тот, кто тебя воспитал, что не надо обижаться, обстоятельства бывают всякие. Оказалось, советы давать легко, а когда касается тебя… Хотя назвать родителей приемными даже язык не поворачивается.
Наталья считает: говорить детям, что они приемные, надо.
- Или сразу, или лет в 25-30, когда человек уже сознательный, сформировался как личность. Он вправе знать свои корни.
«Мама – одна»
Близкие Натальи отреагировали на новость неоднозначно. Многие ей советуют перевернуть эту страницу, забыть, не начинать поиски.
- Из старшего поколения осталась только тетя Нина. Так вот всегда интеллигентная, деликатная, она укорила сестру Таню: мол, зачем рассказала ей, кто за язык тянул?! Видимо, в семье было такое табу, тайну хранили бережно. Потому и переехали в Красноярский край, в Ачинск, чтобы никто в Краснотурьинске из соседей, знакомых не сболтнул, берегли меня. Я не знаю, как все сложится, если я найду ту свою семью.
Информации у Натальи - крупицы: место рождения и первое имя – Ирина. Даже дата рождения теперь под вопросом: по закону об усыновлении ее можно менять, чтобы скрыть следы, пока ребенку не исполнилось два года.



Наталья всегда считала, что похожа на родителей даже внешне, и чужой себя не чувствовала. Фото: из личного архива Натальи КЕЧИНОЙ

Но, зная по опыту программы «Мы встретимся», Наталья уверена: надежда есть. Особенно, если в архивах сохранилась фамилия матери, какие-то данные.
- Для начала сделаю запрос в Серовский дом малютки. Будем надеяться, что сохранился архив, все-таки 1965 год, мало ли, что могло случиться. Что, конечно, пойдут сотрудники навстречу. Бывают такие непробиваемые люди, скажут «тайна усыновления», и ничего я не узнаю. Но думать об этом не хочется.
Еще один страх Натальи заключается в том, кто ее родители. Вдруг не захотят даже встретиться. Хотя муж подбадривает Наталью: может, наоборот, они сами раскаиваются в ошибках молодости и ищут ее.
Сколько уйдет времени на поиски – вопрос сложный. Красноярский поисковик Александр Щербаков рассказывает, что они искали человека в пределах Красноярска целых три года, а в Израиле нашли всего за 40(!) минут. Как повезет.
Представить себе эту встречу Наталья не может. Но знает наверняка:
- Я уверена, мама – одна. И моя та, что меня вырастила и воспитала. Но я хочу узнать свои корни.
Редакция «Комсомольской правды» обращается ко всем, кто может помочь Наталье в поиске родных или что-то знает об этой истории, произошедшей в 1964-65 году. Особенно – к жителям Краснотурьинска, Серова, Свердловской области. Позвоните редактору Марии Мишкиной по номеру 8(391)206-96-51.

Tags: усыновление
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments